О странном

Сергей Алексашенко: экономист

С конца лета 2017 года экономист Сергей Алексашенко невъездной в Россию. На него заведено уголовное дело за контрабанду. Он обвиняется в попытке вывоза за границу нескольких орденов без соответствующего разрешения. Многие наблюдатели полагают, что проблемы Алексашенко связаны с его политическими взглядами, которые резко контрастируют со взглядами нынешней российской власти. По словам самого экономиста, еще до прошлогодних событий его прямо предупреждали о том, что от «посадки» его отделяет только отсутствие у правоохранителей повода. В России Алексашенко занимал ряд высоких позиций и входил в число наиболее авторитетных экспертов в области экономики. Он был и замминистра финансов, и первым зампредом ЦБ, и главой российского офиса Merrill Lynch. Решение жить за границей постоянно Сергей Алексашенко принял в 2014 году после крымских событий. Он переехал в Вашингтон, где сегодня работает в аналитическом центре The Brookings Institution. Также он активно занимается публицистической деятельностью: ведет блог, видеоканал, еженедельную радиопрограмму; публично высказывается по общественно-политическим вопросам. Нужно отметить, что Алексашенко не первый известный российский экономист, вынужденный сменить страну проживания. Так, в 2013 году после обысков по «второму делу ЮКОСа» Россию покинул бывший ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев. А в 2015 году в Чикаго переехал бывший профессор Высшей школы экономики Игорь Сонин, написавший в своем блоге: «Конечно, переезд связан и с политическими событиями последних лет. До 2014 года у меня и мысли не было о поиске постоянной работы за границей». В интервью OFF | THE | RECORD Сергей Алексашенко рассказал, как его угораздило не стать миллионером в «лихие 90-е», зачем он рисковал карьерой и об ошибочности «теории малых дел».

Расскажите про своих родителей.

 

Им обоим за восемьдесят. Живут под Москвой. Папа окончил Бауманский институт. Мама – Московский энергетический. Всю сознательную жизнь они прожили в Жуковском, центре российской авиации. Папа сначала работал в каком-то НИИ, потом в конструкторском бюро Туполева инженером по вычислительным машинам. Мама после универститета пошла в тот же НИИ.­­­ Когда у моего младшего брата возникли проблемы со здоровьем, ей пришлось менять график, и она пошла в техникум преподавателем вычислительной техники.

 

Классический советский жизненный путь.

 

Как они вас воспитывали?

 

«Кнутом и пряником». Отличником я не был, но схватывал предметы на лету и домашние задания обычно не делал. В журнале рядом с моей фамилией двойки за невыполненную домашнюю работу часто соседствовали с пятерками за ответы у доски или контрольные. Я дружил с хулиганами, хотя сам хулиганом не был. Были и приводы в милицию. С детства я любил заниматься спортом и с четвертого класса тратил на это много времени. Доставлять окружающим проблемы сил уже не хватало.




Ирина Хакамада: самурай

Не занимая сегодня никаких официальных постов ни в политических, ни в бизнес-структурах, некогда один из самых ярких политиков современной России Ирина Хакамада по-прежнему сохраняет достаточный медийный вес, чтобы ее мнением интересовались, а ее высказывания обсуждали. В интервью OFF | THE | RECORD она рассказала о том, почему она против гей-парадов, но за усыновление детей однополыми парами, о достоинствах свободных отношений, а также о жизни с депутатом Мизулиной.

Ольга Родионова: it

Модельная карьера Ольги Родионовой начала стремительно развиваться, когда той было двадцать семь лет, что свидетельствует о том, что никогда не поздно пробовать нечто новое. Особенно если такого рода пробы подкреплены надежным тылом в виде мужа — издателя и банкира Сергея Родионова.

Бьорк: cтихия

Самобытная, выпуклая, надрывная, одержимая водой исландская певчая птица Бьорк с возрастом делается более политически активной. Она по-прежнему не переносит звукозаписывающие студии, страстно любит мифологию и считает, что самодостаточность — ущербный концепт.



Евгений Додолев: консерватор

Бывший взглядовец Евгений Додолев имеет на медиарынке своеобразную репутацию. Он непредсказуемый, жесткий и циничный руководитель, говорят одни. Он один из самых эффективных в стране медиаменеджеров, парируют другие. Впрочем, второе мнение никоим образом не идет вразрез с первым.

Дмитрий Пучков: гоблин

Один из самых популярных российских переводчиков кино Дмитрий «Гоблин» Пучков не может похвастаться чрезмерной сдержанностью в суждениях. За то и любим огромным количеством непривычных к (или наоборот подуставших от) политкорректности соотечественников. В интервью OFF | THE | RECORD Дмитрий Пучков рассказал об особенностях национального менталитета, поделился своим отношением к пляскам прошмандовок в церкви и клоунам во власти.

Владимир Дыховичный: сын

Меньше чем за три года, прошедших со дня смерти режиссера Ивана Дыховичного в сентябре 2009-го, его младший сын Владимир Дыховичный повзрослел минимум на пять. В интервью OFF | THE | RECORD Владимир Дыховичный рассказывает о своем отношении к кино, синдроме Михалкова и о том, как его изменила жизнь без отца.



Елена Котова: мишень

Бывший исполнительный директор ЕБРР от России, Белоруссии и Таджикистана Елена Котова подозревается в вымогательстве взятки в 1 млн евро. За помощью в проведении расследования банк обратился к топовому американскому следователю Марку Мендельсону. По одной из версий, дело Котовой стало результатом аппаратной борьбы за кресло вице-президента ЕБРР. В интервью OFF | THE | RECORD Елена Котова рассказала о том, как ЕБРР кинул Кудрина, нравах бывших ФБРовцев, а также о том, чем приватизация отличается от инквизиции.

Илья Франк: полиглот

Преподаватель и методист Илья Франк читает на двадцати языках, но продолжает жалеть о пробелах в своем образовании. Адаптированные по его методике книги помогают наращивать иноязычный вокабуляр тысячам людей. В интервью OFF | THE | RECORD Илья Франк рассуждает о способности и неспособности к языкам, проблеме совместного обучения развитых и неразвитых детей, а также рассказывает о том, почему книги не помогают говорить.

Анни Лейбовиц: банкрот

Ничуть не умаляющие талант Лейбовиц нежелание и неумение жить по средствам формируют прекрасную основу для будущей жизнеописательной драмы. Драмы, в которой промотавшейся фотографине достанется нелогичная, но оттого не менее любезная сердцу симпатия аудитории, а злокозненным кредиторам — этой же аудитории презрение. И слава богу, что нелогично. И слава богу, что будет именно так.



Стефан Рабимов: американец

История героя интервью, основателя издательского дома DEPESHA, — классический вариант «сбычи» американской мечты: приехавший из Грозного молодой человек получает прекрасное образование и начинает медиабизнес в Нью-Йорке. При этом Рабимов убежден, что история per se принадлежит непонятым поначалу людям.

Вуди Аллен: Пьеро

Разменявший три четверти века режиссер и писатель Вуди Аллен принадлежит к редкой породе прижизненных классиков. Умения Аллена гуманитарно-разнообразны. Он ставит фильмы, для которых сам пишет сценарии и в которых нередко сам же снимается. Он пишет пьесы и рассказы. Он играет на кларнете.





О низком

Илья Пономарев: депутат

С сентября 2014 года депутат Госдумы от «Справедливой России» Илья Пономарев вынужден жить за пределами своей страны, и недавний запрос Генпрокуратуры о лишении его депутатской неприкосновенности делает скорое возвращение на родину вопросом, мягко говоря, не решенным. В западной прессе Пономарева представляют в первую очередь как единственного депутата, проголосовавшего против присоединения Крыма, и мало кто сомневается в том, что его проблемы связаны с оппозиционной деятельностью. В интервью OFF | THE | RECORD Илья Пономарев рассказал о неизбежности Мизулиной, государстве в стиле Facebook, а также о том, почему он хотел бы увидеть Михаила Ходорковского президентом России.


Александр Невзоров: кощунник

Владимир Ашурков: executive

Илья Сачков: антихакер


Все интервью

О высоком

Сигурни Уивер: Чужая

На память приходят совсем немного актрис, с успехом нашедших себя в таком количестве разнообразных амплуа, как Сигурни Уивер. За ее плечами и комедийная брачная аферистка из «Сердцеедок», и религиозная фанатичка из «Молитв за Бобби», и, разумеется, космическиий спецназовец Рипли из «Чужого». В интервью OFF | THE | RECORD Сигурни Уивер подтверила, что собирается сделать продолжение «Чужого», поделилась лучшим в своей жизни советом и вспомнила о времени, проведенном в постели с Вуди Алленом.


Лоренс Краусс: иллюминат

Елена Котова: мультитаскер

Джон Браун: Раскрытый


Все интервью