О странном

Ирина Хакамада: самурай

В 1995 году журнал Time назвал Ирину Хакамаду «политиком XXI века». В 2004 году журналист Юлия Латынина назвала ее «Моськой», лающей на «слона»-Путина, в написанной эзоповым языком колонке для «Новой газеты». Ошиблись все. На дворе самый настоящий XXI век, но Ирина Хакамада уже не политик, и никто больше не называет ее Моськой. Сегодня Хакамада читает мастер-классы на тему коммуникаций, построения карьеры и повышения качества жизни. Мастер-классы эти очень популярны, что свидетельствует об удивительном запасе прочности бренда «Хакамада», который его хозяйка строила на протяжении шестнадцати лет своей политической карьеры. Не занимая никаких официальных постов ни в политических, ни в бизнес-структурах, она по-прежнему сохраняет достаточный медийный вес, чтобы ее мнением интересовались, а ее высказывания обсуждали. В интервью OFF | THE | RECORD Ирина Хакамада рассказала о том, почему она против гей-парадов, но за усыновление детей однополыми парами, о достоинствах свободных отношений, а также о жизни с депутатом Мизулиной.

Что вас раздражает в России и что в ней нравится?

 

Одно и то же. Расслабленность.

 

Вам знакомо чувство неловкости или стыда за свою страну?

 

Конечно, например когда я вижу наших за границей, когда они пытаются говорить с французами по-русски громко и медленно, полагая, что в этом случае их поймут.

 

То есть, у вас это связано с достаточно бытовыми вещами, а не с какими-то решениями, принимаемыми государством?


Да, страну представляет народ. Показуха всегда была характерна для Советского Союза. На экспорт мы можем в космос полететь, построить ВДНХ и прекрасный балет показать. Но все равно нам не верят, а верят народу.



Ольга Родионова: it

Модельная карьера Ольги Родионовой начала стремительно развиваться, когда той было двадцать семь лет, что свидетельствует о том, что никогда не поздно пробовать нечто новое. Особенно если такого рода пробы подкреплены надежным тылом в виде мужа — издателя и банкира Сергея Родионова.

Бьорк: cтихия

Самобытная, выпуклая, надрывная, одержимая водой исландская певчая птица Бьорк с возрастом делается более политически активной. Она по-прежнему не переносит звукозаписывающие студии, страстно любит мифологию и считает, что самодостаточность — ущербный концепт.

Евгений Додолев: консерватор

Бывший взглядовец Евгений Додолев имеет на медиарынке своеобразную репутацию. Он непредсказуемый, жесткий и циничный руководитель, говорят одни. Он один из самых эффективных в стране медиаменеджеров, парируют другие. Впрочем, второе мнение никоим образом не идет вразрез с первым.



Дмитрий Пучков: гоблин

Один из самых популярных российских переводчиков кино Дмитрий «Гоблин» Пучков не может похвастаться чрезмерной сдержанностью в суждениях. За то и любим огромным количеством непривычных к (или наоборот подуставших от) политкорректности соотечественников. В интервью OFF | THE | RECORD Дмитрий Пучков рассказал об особенностях национального менталитета, поделился своим отношением к пляскам прошмандовок в церкви и клоунам во власти.

Владимир Дыховичный: сын

Меньше чем за три года, прошедших со дня смерти режиссера Ивана Дыховичного в сентябре 2009-го, его младший сын Владимир Дыховичный повзрослел минимум на пять. В интервью OFF | THE | RECORD Владимир Дыховичный рассказывает о своем отношении к кино, синдроме Михалкова и о том, как его изменила жизнь без отца.

Елена Котова: мишень

Бывший исполнительный директор ЕБРР от России, Белоруссии и Таджикистана Елена Котова подозревается в вымогательстве взятки в 1 млн евро. За помощью в проведении расследования банк обратился к топовому американскому следователю Марку Мендельсону. По одной из версий, дело Котовой стало результатом аппаратной борьбы за кресло вице-президента ЕБРР. В интервью OFF | THE | RECORD Елена Котова рассказала о том, как ЕБРР кинул Кудрина, нравах бывших ФБРовцев, а также о том, чем приватизация отличается от инквизиции.



Илья Франк: полиглот

Преподаватель и методист Илья Франк читает на двадцати языках, но продолжает жалеть о пробелах в своем образовании. Адаптированные по его методике книги помогают наращивать иноязычный вокабуляр тысячам людей. В интервью OFF | THE | RECORD Илья Франк рассуждает о способности и неспособности к языкам, проблеме совместного обучения развитых и неразвитых детей, а также рассказывает о том, почему книги не помогают говорить.

Анни Лейбовиц: банкрот

Ничуть не умаляющие талант Лейбовиц нежелание и неумение жить по средствам формируют прекрасную основу для будущей жизнеописательной драмы. Драмы, в которой промотавшейся фотографине достанется нелогичная, но оттого не менее любезная сердцу симпатия аудитории, а злокозненным кредиторам — этой же аудитории презрение. И слава богу, что нелогично. И слава богу, что будет именно так.

Стефан Рабимов: американец

История героя интервью, основателя издательского дома DEPESHA, — классический вариант «сбычи» американской мечты: приехавший из Грозного молодой человек получает прекрасное образование и начинает медиабизнес в Нью-Йорке. При этом Рабимов убежден, что история per se принадлежит непонятым поначалу людям.



Вуди Аллен: Пьеро

Разменявший три четверти века режиссер и писатель Вуди Аллен принадлежит к редкой породе прижизненных классиков. Умения Аллена гуманитарно-разнообразны. Он ставит фильмы, для которых сам пишет сценарии и в которых нередко сам же снимается. Он пишет пьесы и рассказы. Он играет на кларнете.





О низком

Илья Пономарев: депутат

С сентября 2014 года депутат Госдумы от «Справедливой России» Илья Пономарев вынужден жить за пределами своей страны, и недавний запрос Генпрокуратуры о лишении его депутатской неприкосновенности делает скорое возвращение на родину вопросом, мягко говоря, не решенным. В западной прессе Пономарева представляют в первую очередь как единственного депутата, проголосовавшего против присоединения Крыма, и мало кто сомневается в том, что его проблемы связаны с оппозиционной деятельностью. В интервью OFF | THE | RECORD Илья Пономарев рассказал о неизбежности Мизулиной, государстве в стиле Facebook, а также о том, почему он хотел бы увидеть Михаила Ходорковского президентом России.


Александр Невзоров: кощунник

Владимир Ашурков: executive

Илья Сачков: антихакер


Все интервью

О высоком

Сигурни Уивер: Чужая

На память приходят совсем немного актрис, с успехом нашедших себя в таком количестве разнообразных амплуа, как Сигурни Уивер. За ее плечами и комедийная брачная аферистка из «Сердцеедок», и религиозная фанатичка из «Молитв за Бобби», и, разумеется, космическиий спецназовец Рипли из «Чужого». В интервью OFF | THE | RECORD Сигурни Уивер подтверила, что собирается сделать продолжение «Чужого», поделилась лучшим в своей жизни советом и вспомнила о времени, проведенном в постели с Вуди Алленом.


Лоренс Краусс: иллюминат

Елена Котова: мультитаскер

Джон Браун: Раскрытый


Все интервью